11. Живи своей собственной жизнью

Может быть, нам необходимо поспешить и успеть выполнить то, что мы наметили. Может быть, нам необходимо помедлить и дать себе передышку на день. Может быть, нам необходимо в чем-то упражняться, а может быть — вздремнуть, У нас может быть и такая потребность, как побыть наедине с собой. Мы можем хотеть также быть с людьми. Возможно, нам нужна работа. Возможно, нам необходимо меньше работать. Может быть, нам необходимо, чтобы кто-то нас обнял, поцеловал или почесал спинку.

Иногда давать себе то, в чем мы нуждаемся, означает давать себе нечто забавное: угощение, новую прическу, новое платье, новую пару туфель, новую игрушку, вечер, проведенный в театре, поездку на Багамские острова. Иногда давать себе то, в чем мы нуждаемся, — значит работать. Нам необходимо покончить с некоторыми характеристиками или развить новые, определенные характеристики; нам необходимо работать над взаимоотношениями; либо нам необходимо стремиться быть ответственными перед другими людьми или же быть ответственными перед самими собой. Давать себе то, в чем мы нуждаемся, не означает только дарить себе подарки; это означает делать все необходимое, чтобы жить ответственно — не означает также чрезмерно ответственное или чрезмерно безответственное существование.

Наши потребности различны, и они изменяются от момента к моменту, изо дня в день, Испытываем ли мы ту сумасшедшую тревогу, свойственную со-зависимости? Может быть, нам необходимо пойти на встречу в Ал-Анон. Что с нашими мыслями сейчас, они все негативны и мы в отчаянии? Может быть, нам необходимо почитать книгу медитаций или книгу, дающую вдохновение. Тревожимся ли? Может быть, нам необходимо пойти к врачу. Дети стали неуправляемыми? Может быть, нам необходимо придумать семейный план дисиплины. Люди наступают на наши права? Установим некоторые личные границы. Крутит живот от эмоций? Работай со своими чувствами. Может быть, нам необходимо отстраниться, сбавить обороты, устранить недостаток, проделать интервенцию, инициировать взаимоотношения или подать на развод. Это как мы решим. Что мы думаем о том, что нам необходимо делать? Кроме того, давать себе то, в чем мы нуждаемся» означает и то, что мы начинаем просить людей о том, что нам нужно и чего мы хотим от них, потому ' что это часть заботы о себе и часть ответственного человеческого существа. Давать себе то, в чем мы нуждаемся, означает, как полагает Реверенд Фил ЛХэнсен, что мы становимся собственным личным советником, доверенным лицом, духовным наставником, партнером, лучшим другом и заботливым близким человеком в этом волнующем, новом предприятии, которое мы учредили — жить своей собственной жизнью. Ееверенд^Хэнсен известен на всю страну деятельностью в области зависимости. Мы основываем все наши решения на реальности, и мы принимаем их в наших лучших интересах. Мы принимаем во внимание наши ответственности перед другими людьми, потому что это ответственные люди именно так и поступают. Но мы также знаем, что и мы имеем значение. Мы пытаемся избавиться от всех "я должна (ен)" и научиться доверять себе. Когда мы прислушиваемся к себе и к нашей Высшей Силе, тогда мы не собьемся с пути, тогда нас не уведут в сторону. Давать себе то, в чем мы нуждаемся, и учиться жить жизнью, которую направляем мы сами, требует веры. Нам необходимо довольно много веры, чтобы справляться с нашей повседневной жизнью, и мы нуждаемся в том, чтобы делать по меньшей мере еще немножко каждый день, чтобы начинать двигаться вперед.

По мере того как мы обучаемся заботиться о себе и удовлетворять свои потребности, мы прощаем себе, когда делаем ошибки, и поздравляем себя, когда мы что-то делаем хорошо. Мы также не испытываем неудобства, когда что-то у нас получается плохо, а что-то посредственно, поскольку это тоже часть жизни. Мы обучаемся смеяться над собой и над своей человеческой сущностью с ее слабостями, но мы не смеемся тогда, когда нам нужно поплакать. Мы относимся к себе серьезно, но не слишком серьезно.

В конце концов мы можем даже открыть эту озадачивающую истину: в жизни есть очень мало таких ситуаций, которые можно улучшить в том случае, если мы не будем заботиться о себе и не давать себе то, в чем мы нуждаемся. Фактически же мы можем понять, что большинство ситуаций улучшается, когда мы берем на себя заботу о себе и стремимся к тому, что нам нужно.

Я учусь распознавать, как мне заботиться о себе. Я знаю многих людей, которые либо научились, либо еще учатся этому также. Я верю, что все со-зависимые могут учиться и научиться.

Задание I В течение ближайших нескольких дней остановись и спроси себя, что тебе необходимо сделать, чтобы позаботиться о себе. Делай это с необходимой тебе частотой, но не реже, чем раз в день. Если ты сейчас проходишь кризис, то, возможно, тебе необходимо делать это каждый час. Затем дай себе то, что тебе необходимо.

2. Что тебе необходимо от окружающих тебя людей? В подходящее время сядь с ними и обсуди, что тебе нужно от них.

11. Любовные взаимоотношения с собой Всего превыше: верен будь себе. Тогда, как утро следует за ночью, последует за этим верность всем.

Уильям Шекспир* "Возлюби ближнего твоего, как самого себя**. Проблема многих созависимых в том, что они как раз это и делают. А что еще хуже, так это то, что многие из нас представить себе не могут, как это можно любить других и относиться к другим людям иначе, чем мы относимся к себе. Мы не посмеем, и другие, возможно, не позволят нам.

Большинство созависимых страдают от того неясного, но всюду проникающего бедствия, которое зовется низким чувством собственного достоинства. У нас нет хороших чувств по отношению к самим себе, мы не любим себя, и мы не решились бы любить себя. Для некоторых из нас низкое чувство собственного достоинства — это приуменьшение, замалчивание достоинств. Мы не только не любим себя, мы ненавидим себя.1 Нам не нравится, как мы выглядим. Мы не выносим своих фигур. Мы думаем, что мы глупы, некомпетентны, бесталанны и, во многих случаях, что нас вообще нельзя любить.2 Мы думаем, что наши мысли неправильны и неуместны. Мы думаем, что наши чувства неправильны и неуместны. Мы думаем, что мы не важны, и даже если наши чувства не являются неправильными, то мы думаем, что они не имеют значения. Мы убеждены, что наши потребности не важны. И мы стыдимся чьих-либо желаний или планов. Мы думаем, что мы ниже других или что мы не такие, как все другие люди — не уникальные, а какие-то странные, неподходящие. Мы никогда не вступали в борьбу с собой, и мы смотрим на себя не через розовые очки, а сквозь грязную, серовато-коричневую пленку.

Мы, возможно, научились прятать свои истинные чувства под оболочкой нормальной одежды, хорошей прически, нормального жилища и нормальной работы. Мы можем хвастаться тем, что нам удалось завершить, но под парадным костюмом спрятана подземная темница, где мы тайно и неустанно наказываем и мучаем себя. Временами мы наказываем себя открыто, на виду у всего мира, говоря уничижающие вещи о нас самих. Иногда мы даже приглашаем других ненавидеть нас, например, когда мы разрешаем определенным людям или религиозным традициям помогать нам почувствовать себя виновными или когда мы позволяем людям причинять нам боль. Но самые ужасные избиения совершаются в уединении с собою, внутри нашего сознания.

Мы бесконечно докучаем себе, нагромождая кучи всех этих "я должна(ен)" на наше сознание, создавая насыпи никому не нужных вонючих чувств своей вины. Не путайте это с истинным, аутентичным (равным самому себе) чувством вины, которое мотивирует перемены, преподает ценные уроки и способствует тому, что мы устанавливаем тесные взаимоотношения с собою, с другими и с Высшей Силой. Мы постоянно ставим себя в невыносимые ситуации, где у нас нет другого выбора, как только чувствовать себя плохо. Мы подумаем что-нибудь, затем говорим себе, что мы не должны так думать. Мы почувствуем что-то, затем говорим себе, что мы не должны так чувствовать. Мы принимаем решение, действуем в соответствии с ним, затем говорим себе, что мы не должны были так действовать. В этой ситуации ничего не исправишь, здесь нельзя принять поправку; ничего неправильного мы не сделали. Мы продолжаем заниматься той формой наказания, которая имеет целью держать нас в тревоге, в печали и удушает нас. Мы поместили себя в капкан. Одна из моих излюбленных форм самоистязания включает дилемму, что мне делать из двух дел. Я принимаю решение сделать вначале одно из них. Через минуту после того, как я приступила к выполнению своего решения, я говорю: "Мне следовало бы делать другое дело". Так я переключаю шестеренку, начинаю делать другое дело и опять говорю себе: "В действительности я не должна делать это. Мне следовало бы делать то, что я делала ранее'*. Еще одна моя излюбленная форма самоистязания вот какая: я закалываю волосы, накладываю макияж, смотрю в зеркало и говорю: "Глядите-ка, я выгляжу странно. Я не должна так выглядеть**.

Некоторые из нас верят, что мы совершили такие ужасные ошибки, что мы уже не можем ожидать прощения. Некоторые из нас верят, что вся наша жизнь — ошибка. Многие из нас верят, что все, что мы сделали, есть ошибка. Ряд из нас верят, что мы не можем ничего сделать хорошо, но в то же самое время мы требуем от себя совершенства. Мы ставим себя в невыносимые ситуации, а затем удивляемся, почему мы не можем из них выбраться.

И кончается дело тем, что мы стыдим себя. Нам не нравится то, что мы делаем, и мы сами себе не нравимся. Где-то в глубине души мы верим, что мы недостаточно хороши. В силу разных причин Бог создал в нашем лице человека, не подходящего для жизни.

В созависимости, как и во многих других областях жизни, все со всем связано и одно ведет к другому. В таком случае наша низкая самоценность часто связана со многими вещами, которые мы делаем или которых мы не делаем, и это ведет ко многим из наших проблем.

Будучи созависимыми, мы часто настолько не любим себя, что верим будто это неправильно считаться с собой, иными словами, выглядеть эгоистичными. Не может быть и речи, чтобы поставить себя на первое место. Часто мы думаем, что стоим чего-нибудь лишь в том случае, если мы делаем что-то для других или заботимся о них, поэтому мы никогда не говорим "нет". Кто-то столь незначительный, как мы сами, должен пройти добавочную милю, чтобы снискать уважение. Ни один человек, по спокойному рассуждению, не может нам симпатизировать и получать удовольствие, находясь в енашем обществе. Мы думаем, что мы обязаны сделать что-то для людей, чтобы завоевать и удержать их дружбу. Очень много защитных реакций, которые я наблюдала у созависимых, происходят не от того, что мы считаем себя выше всякой критики, а от того, что у нас так мало самоценности, что любое кажущееся нападение угрожает уничтожить нас. Мы так плохо чувствуем себя по отношению к себе самим и имеем такую потребность быть совершенными и так избегаем стыда, что мы не можем кому-либо позволить сказать, что мы что-то не так сделали. Одна из причин, по которой мы пилим и критикуем других людей, состоит в том, что мы то же самое всегда делаем с собой.

Я полагаю, равно как и Эрни Ларсен и другие авторитеты, что наша низкая самоценность или самоненависть тесно связаны со всеми сторонами нашей созависимости: великомученичеством; отказом наслаждаться жизнью; трудоголизмом, нашей постоянной занятостью настолько, что мы не можем наслаждаться жизнью; перфекционизмом, когда мы не позволяем себе насладиться тем, что мы делаем, или хотя бы почувствовать хорошо в связи с тем, что мы сделали; откладыванием всего на потом, наваливая кучи из чувства вины и неопределенности в отношении самих себя; непозволением себе интимности с людьми, например, путем избегания взаимоотношений, уклонением от приверженности взаимоотношениям, тем, что мы остаемся длительное время в деструктивных, разрушающих взаимоотношениях; проявлением инициативы в установлении взаимоотношений с людьми, которые плохо к нам относятся, и избеганием людей, которые хорошо к нам относятся.

Мы можем бесконечно находить способы, как себя помучить: переедание, невнимание к своим потребностям, сравнение себя с другими, соревнование с людьми, навязчивое мышление, погружение в болезненные воспоминания или воображение будущих сцен, доставляющих душевные муки. Мы думаем, а что если она (он) снова запьет? А что если он(а) заведет любовные дела с кем-то? Что если ураган разрушит дом? Отношение к жизни, именуемое "а что если** всегда очень хорошо действует как сильная доза яда для появления сахара. Мы раздираем себя, а потом удивляемся, почему мы так напуганы.

Мы не любим себя и не собираемся позволять себе что-нибудь хорошее, потому что убеждены, что не заслуживаем ничего хорошего.

Будучи созависимыми, мы имеем склонность вступать в полностью антагонистические взаимоотношения с самими собой.3 Некоторые из нас обучились этим формам самоненавистнического поведения в своих родительских семьях, возможно, с помощью родителя-алкоголика. Некоторые из нас подкрепили наше пренебрежение к себе, оставив родителя-алкоголика и выйдя замуж за алкоголика. Мы могли вступить во взрослые взаимоотношения с ощущением хрупкой самоценности, а затем обна*-ружить, что наше остаточное самоуважение рассыпалось. Очень немногие из нас имели совершенно ненарушенное чувство самоценности до тех пор, пока мы не встретили его или ее или пока эта проблема не свалилась на нас; мы внезапно или постепенно обнаружили, что ненавидим себя. Алкоголизм и другие компульсивные нарушения разрушают самоценность и у алкоголиков, и у независимых. Помните, что алкоголизм и другие компульсивные нарушения являются саморазрушающими. Некоторые из нас могут даже не осознавать собственное низкое самоуважение и самоненависть, потому что мы длительное время сравнивали себя с алкоголиком и другими нездоровыми людьми в нашей жизни; по сравнению с ними мы выглядели в своих глазах на высоте. Низкая самоценность может подкрасться к нам в любое время, когда мы только позволим это.

В действительности не имеет значения, когда мы начали себя мучить. Мы должны прекратить это сейчас. Прямо сейчас, мы можем мысленно и эмоционально с нежностью обнять себя. У нас все в порядке. Наши чувства вполне уместны. Мы находимся там, где мы и предполагали быть сегодня, в данный момент. Ничего плохого в нас нет. Ничего принципиально неправильного в нас нет. Если мы были сотворены неверно, тогда все хорошо; мы делали все это время то лучшее, что было в наших силах.

Со всей своей созавиримостью, со всем нашим контролирующим поведением, с нашим спасатель-ством и со всем набором дефектов характера мы в порядке, мы хорошие люди. Мы представляем из себя в точности то, что и подразумевалось, кем мы и должны были быть. Я много говорила о проблемах, о разных вопросах и о вещах, которые надо изменить, — это цели, это нечто такое, что мы сделаем, чтобы повысить качество нашей жизни. А те люди, которыми мы являемся прямо сейчас, вполне нормальны. Фактически созависимые — это одни из самых милых, щедрых, добросердечных и озабоченных людей, какие мне известны. Мы просто позволили себе оказаться задействованными в такие дела, которые причиняют нам боль, и мы собираемся научиться, как перестать делать эти дела. Но все те уловки — это наши проблемы; они не есть мы. Если у нас есть один дефект характера, вызывающий отвращение, то это и есть способ ненавидеть себя, досаждать себе. Это просто нельзя больше выносить и нельзя принимать. Мы можем прекратить докучать себе за то, что мы всегда докучали себе.4 Эта привычка не есть наш недостаток, а это наша ответственность научиться перестать так относиться к себе.

Мы можем лелеять себя и свои жизни. Мы можем обеспечить себе хороший уход, мы можем любить себя. Мы можем принять наше чудесное "я" со всеми нашими недостатками, слабыми струнками, сильными сторонами, слабыми сторонами, чувствами, мыслями и со всем прочим. Это самое лучшее, что у нас есть, с чем мы можем стремиться к себе. Это и есть то, что мы собой представляем и чем мы по замыслу и должны быть. И это не ошибка. Мы сами есть великолепное творение, самое большое чудо, которое когда-либо случалось с нами. Поверьте в это. Это намного облегчает жизнь.

Единственное различие между созависимыми и остальным миром состоит в том, что другие люди не досаждают себе, не распекают себя за то, кем они являются. Все люди думают сходным образом и имеют определенный набор чувств. Все люди делают ошибки и немногие вещи делают правильно. Так что мы можем оставить себя в покое.

Мы не есть граждане второго сорта. Мы не заслуживаем того, чтобы жить жизнью из комиссионки, жизнью из вторых рук. И мы не заслуживаем того, чтобы иметь второсортные взаимоотношения! Мы можем быть любимыми, и мы достойны того, чтобы знать это. Люди, которые любят нас, люди, которым мы нравимся, не являются дураками из-за того, что это делают, это не какие-то неполноценные люди. Мы имеем право быть счастливыми.5 Мы заслуживаем всего хорошего.

Люди, которые выглядят самым красивым образом, точно такие же, как мы. Единственное различие заключается в том, что они говорят себе о том, что они хорошо выглядят и позволяют себе сиять, высвечивать свою красоту изнутри. Люди, которые произносят самые глубокие, умные речи или бывают остроумны, точно такие же, как мы. Они без напряжения позволяют себе быть теми, кто они есть. Люди, которые выглядят очень уверенными и спокойными, не отличаются от нас. Они пробились сквозь устрашающие ситуации и сказали себе, что они могут это делать. Люди, имеющие успех, точно такие же, как мы. Они продвинулись вперед и развили свои способности и таланты, а также поставили себе цели. Мы даже такие же люди, как те, которых показывают по телевизору: герои, идолы. Мы все работаем примерно с одним и тем же материалом — человеческими качествами. Только то, как мы себя чувствуем в отношении себя же, заключает в себе все различие. Мы — хорошие. Мы достаточно хорошие. Мы вполне подходящие для жизни. Большая часть наших тревог и страхов происходит, как я думаю, из-за того, что мы постоянно говорим себе, что мы просто не дотягиваем до мировых стандартов, что мы не на высоте в разных ситуациях. Натаниел Брэнден называет это "безымянное чувство несоотвествия действительности".6 И вот я с вами для того, чтобы сказать, что вы соответствуете действительности. Расслабьтесь, отдохните. Когда нам необходимо куда-то идти или когда нам необходимо что-то делать, то мы соответствуем ситуации. Мы все сделаем прекрасно. Расслабьтесь, отдохните. Это хорошо быть теми, кто мы есть. Кем или чем еще мы можем быть? Мы просто делаем все, что в наших силах, во всех ситуациях, куда бы жизнь нас ни призвала. Что еще мы можем делать? Иногда мы даже не можем делать того, что в наших силах; но это тоже хорошо. Пробиваясь по жизни, мы можем иметь чувства, мысли, страх и уязвимые места, но все равно мы все делаем. Нам необходимо перестать говорить себе, что мы отличаемся в своих делах и чувствах от кого бы то ни было.

Нам необходимо быть добрыми по отношению к себе. Нам необходимо относиться к себе хорошо и с состраданием. Как можно ожидать, что мы будем соответствующим образом заботиться о себе, если мы ненавидим или недолюбливаем себя?

Нам необходимо отказаться от вступления в антагонистические взаимоотношения с собой. Перестаньте обвинять себя и быть жертвами, сделайте первые ответственные шаги по устранению психологии жертвы. Навесьте закручивающий винт на свое чувство вины. Стыд и вина служат не долгосрочным целям. Они полезны только на короткий момент, указывая на то, что мы, возможно, нарушили наш моральный кодекс. Вина и стыд как способ жизни не приносят пользы. Прекратите все свои "я должна(ен)". Научитесь осознавать те моменты, когда мы наказываем и мучаем себя, чтобы предпринять согласованные усилия и послать себе позитивное послание. Если вам следует делать что-то, делайте это. Если же мы распекаем себя, то это надо прекратить. И дело пойдет легче. Мы можем смеяться над собой, говорить себе, что мы больше не попадемся в ловушку, обнять себя, а затем делать те жизненные дела, которые мы избрали. Если же у нас появляется реальная вина, то надо работать с ней. Бог простит нас. Он знает, что мы сделали все, что в наших силах, даже если это было что-то наихудшее. Мы не обязаны наказывать себя чувством вины, чтобы доказать Богу или кому-нибудь еще, как сильно мы стараемся7. Нам необходимо простить себя. Поработайте над Четвертым и Пятым Шагами (см. главу о работе по Программе 12 Шагов); пого-ворите со священником; обратитесь к Богу; исправляйте недостатки; и затем покончите с этим.


Похожие страницы: 2. Чувственная ткань сознания. Опыт применения антидепрессантов в неврологии и психиатрии. Каждому человеку -отличное здоровье. Глава XV Первая помощь при несчастных случаях и внезапных заболеваниях. Дополнительные симптомы – на мыло!. Литература. Организационные основы службы. Скорой и неотложной мвдицинской помощи. Тест правильности осанки человека. Целительный потенциал музыки. Глаза. Как должна была природа устроить механизм волевого сокращения мышц. Глава двенадцатая - на трудовые. Искусство любить.


(c) 2004-2008