Биоритмы, биоритмы...

— Да, это уже лучше. Ну а что в нашем веке?

— В нашем? Помнишь у Алексея Толстого: «Ходить бывает! склизко по камешкам иным. О том, что нынче близко, мы лучше! умолчим». Ведь именно за это Чижевский в свое время уехал; в места не столь отдаленные. Кстати, я взял его кривые зави-. симости эпидемий и сердечных инфарктов от солнечной актив-' ности и проверил их корреляцией. Все совпадает. Он все-таки гений был. И эту зависимость социальных процессов от космоса" четко усек. Ну ладно, давай посмотрим наш век, если уж так! тебе хочется. Вот пики активности солнца: 1905-й год, 1917-й. А 1937-й — вообще выскакивающая варианта: здесь активность! просто зашкаливает. А дальше — только тебе под секретом: 1956-й—1958-й, если не ошибаюсь, сюда Венгрия попадает.

А 1968-й? Помнишь, тогда чехи взбеленились. А мы их танками, 'J танками... Теперь убедился?

— Не очень. Твоя корреляция, конечно, забавна, но ведь мы с тобой материалисты, верно? Что есть движущая сила истерии— народ! А у тебя получается, что не народ, а наше светило, а может быть, и кто-то за «им. Ты меня прости, я не догматик, но как-то не могу себе представить, что пятно на солнце возникло, и тут же матросы Зимний штурмовать пошли. Красиво это, конечно, но малость неубедительно.

— Ну нельзя же так примитивно. Я не считаю активность Солнца прямой причиной штурма Зимнего или Бастилии. Но то, что это произошло именно осенью семнадцатого или летом 1789-го — вот тут Солнце повинно. Наверное, возрастание интенсивности солнечного излучения меняет нервную возбуди-120 мость не только у одного человека, но и целых контингентов„ в результате чего они начинают более остро ощущать социальную несправедливость, что ли. Да, кроме того, и подкорка здесь вовлекается. Недаром на эти пики падают события, когда массами овладевает безумие: походы пастухов в средние века, охота на ведьм в тот же период. Ну и «незабываемый» 1937-й, конечно. И те, кто у руля, в эти периоды проявляют, наверное, не самые лучшие свои качества. В конце концов, почему инфаркты могут зависеть от Солнца, а «опсихение» масс или их лидеров — нет?

Все процессы в нашем организме имеют циклическое течение, и эти ритмы не могут не быть связанными с солнечной цик-ликой.

- Ты, Витюш, поешь как соловей. Но ведь мы-то с тобой знаем, что при помощи статистики можно доказать все: ?т чтз люди ходят на ногах, и что люди ходят на боках. Я тебе в прошлом под любое событие научную бтзу подведу. Если ты хочешь, чтобы я тебе поверил, ты спрогнозируй мне будущее, прогноз "в конверт положи, а конверт в мой сейф. Ведь если вс-оить прогнозу солнечной активности и твоим теориям, то с весны 1985-го такое начаться должно! Да что в восемьдесят пятом! Давай посмотрим на твою активность сейчас. Что у нас на дворе? Конец 1979 года. Судя по твоим кривым, активность Солнца не просто лезет вверх, а скачет. Да еще в ближайшем будущем «парад планет» ожидается. А что мы имеем в мире? Тишь да гладь, да Божья благодать. К Московской олимпиаде готовимся, Картер нам улыбается, а мы «Малую землю» изучаем. Сахаров тихохонько в Горьком сидит. Ну и где твои всплески безумия? Вот так-то. Маечка! Привет! Что это ты .какая-то бледная и томная? Что случилось.

- Мальчики, пока вы тут наукой занимаетесь, я радио слушала...

- Ну и что там произошло? Он очередную звезду получил? Или Суслов диссидентом стал? Или нам зарплату прибавили?

— Нет, просто мы ввели войска в Афганистан...

В 1984 г. мы провели хронобиологический эксперимент, 21, 22 и 23-го марта, июня, сентября и декабря, непрерывно, через каждые три часа у кроликов по двадцати восьми показателям исследовалась деятельность сердца и некоторые параметры обмена веществ. Затем наступила пора статистической обработки Данных, которая выявила ряд хронобиологических закономерностей. И только осенний период выпадал из общей картины. Несколько позже, получив сведения из Международного центра геофизических данных, мы узнали, что 22 сентября на Землю обрушилась интенсивнейшая солнечная буря, которая извратила всю хронобиологическую картину. На рис. 25 приводится Кривая, характеризующая суточные колебания одного из показателей деятельности сердца 21-го сентября размахи этих коле-8-380 121

Рис. 26. Влияние геофизических факторов на работу сердца

На оси ординат — давление крови (в мм рт. ст.) в левом желудочке сердца экспериментального животного, на оси абсцисс — даты проведения эксперимента баний весьма интенсивны, 22-го их амплитуда резко падаетЯ а 23-го мы видим практически прямую линию. Космические влияния изменили работу сердца.

Но прежде чем оценивать эти результаты, надо сделать небольшой экскурс в хронобиологию.

В 1729 г. французский астроном Де Меран опубликовал на* блюдения, согласно которым листья некоторых растений меняют свою ориентировку в пространстве в зависимости от времеЯ ни дня, .причем далеко не всегда это явление связано с изменением освещенности. Этим было установлено существование у живых организмов внутренних биологических ритмов. За сто пятьдесят лет, прошедших со дня публикации Де Мерана (справедливости ради упомянем, что подобное наблюдение было сделано еще во время походов Александра Македонского одним из ученых, сопровождавших завоевателя), была получена такая масса интереснейших данных, что назрела необходимость в выделении самостоятельной науки—биоритмологии. В 1960 г. состоялся Первый международный конгресс по этой проблеме, и в настоящее время вопросы, связанные с биоритмами, разрабатываются во многих разделах медицины.

В человеческом организме существуют собственные биоритмы, которые, однако, связаны с целым рядом природных, в том числе геофизических процессов. Мы все, например, прекрасно знаем, что на протяжении суток каждый из нас должен в течение 7—8 часов спать. Но оказывается, что этот биоритм весьма существенно зависит от условий внешней среды. У спелеологов (исследователей пещер), до полугода находившихся под землей, эти ритмы резко менялись. Люди переходили с 24-часового на 29, 35 и даже 48-часовые циклы!

Жизнедеятельность человеческого организма подчинена многим различным биоритмам. Наиболее изученными являются так называемые циркадные (околосуточные) ритмы с длительностью 23—25 часов. На протяжении этого периода циклически меняется ряд важнейших функций организма: количество форменных элементов крови, активность функционирования органов внутренней секреции и желез пищеварительного тракта, температура тела, уровень артериального давления и т. д.

Важными являются и месячные (лунные) ритмы, особенно в женском организме, определяющие во многом процессы, протекающие в железах внутренней секреции, в частности—-в половых.

В последние годы были получены данные, свидетельствующие об исключительной значимости цирканных (сезонных) ритмов, особенно в патологии. Так, например, установлено, что заболеваемость некоторыми сердечно-сосудистыми заболеваниями и смертность от них имеет ярко выраженный сезонный характер: пик этих патологических процессов приходится на осенне-зимний период.

Экспериментальные исследования показали, что структуры сердечной мышцы имеют ярко выраженную сезонную динамику: в осенний и зимне-весенний периоды энергообразующий аппарат сердечных клеток функционирует на верхней границе физиологической нормы, а летом он находится в более «спокойном» состоянии. Соответственно этому патологические процессы, повреждающие сердечную мышцу, протекают менее тяжело летом (когда сердце имеет большие функциональные резервы) и более тяжело' зимой (когда перегрузка и без того усиленно функционирующего миокарда приводит к быстрому «срыву» компенсаторно-приспособительных реакций).

Существуют годовые ритмы и, наконец, ритмы многолетние,, которые, как показал отечественный ученый А. Л. Чижевский, связаны с солнечной активностью. Известно, что пики солнечной активности, совпадающие с усилением «пятнообразования» на Солнце, происходят один раз в 11,5 года. На основании огромного статистического материала А. Л. Чижевский показал, что именно в эти годы (а особенно тогда, когда одиннадцатилетний пик активности Солнца совпадает со столетним пиком) резко возрастает количество различных заболеваний, и не только сердечно-сосудистых. Американский астроном Уильям Корлесс в своей книге «Загадки вселенной» пишет, что в годы особенного усиления солнечной активности происходят резкие изменения в поведении и психологии больших контингентов людей.

Таким образом, человеческий организм подчинен целому ряду биоритмов, часть из которых является внутренними, т. е. связанными только с самим организмом, а часть — внешними, 8* > . 123 которые обусловлены климатическими, географическими про-1 цессами и даже процессами, происходящими во Вселенной.

Очень важным является тот факт, что внешние ритмы могут влиять на внутренние и в значительной мере их изменять. Это явление носит название «затягивания» ритмов.

Человеческий организм весьма лабилен, т. е. может достаточно быстро менять уровень функционирования своих органов и систем. Это — очень важное свойство, поскольку именно оно лежит в основе высокой приспособляемости организма к меняющимся условиям внешней среды. С другой стороны, многие процессы в организме очень инертны, разворачиваются медленно, а потом требуется значительное время, чтобы существенно изменить характер этих процессов. И это тоже очень важно для организма, поскольку многие жизненно важные процессы додже ны протекать стабильно, иначе органы и системы не смогуИ нормально функционировать,

И вот эти два явления: с одной стороны, очень высокая функциональная подвижность организма (лабильность), а с дру-. гой — большая инертность могут лежать в основе серьезных нарушений при «затягивании» эндогенных (внутренних) биоритмов.

Действительно, внешние условия довольно быстро подчиняют себе индивидуальные биоритмы человека: вспомните, нужно всего один-два дня, чтобы приспособиться к работе в другом временном поясе. Однако это «затягивание», особенно если оно часто и значительно меняет свои характеристики, может весьЯ ма неблагоприятно сказаться на ряде функций организма. Веде например, спортсмены, прибывшие в отдаленную от их родины страну, должны пройти достаточно долгий период адаптации, прежде чем они смогут показывать максимальные результате т. е. их мышцы и регуляторные аппараты должны преодолеть свою инертность, чтобы начать функционировать в полную си лу. Неумолимая статистика показывает, что частые смены час* вых поясов, которые происходят, например, у экипажей транЯ атлантических самолетов, приводят к развитию ряда заболеваний, причем некоторые исследователи считают, что на этой ося нове могут даже возникать опухолевые процессы.

Биоритмы играют исключительно важную роль в функционировании ряда защитно-приспособительных систем организма, а их нарушение может приводить к развитию весьма серьезных патологических состояний. Для того чтобы проиллюстрировать это положение, приведем пример из области иммунологии, т. за из области защиты организма против инфекции.

Известно, что если в организм попадает инфекционный агент (или чужеродный белок вообще), то вырабатываются особые белковые вещества, называемые антителами, которые могут связываться с этим чужеродным агентом (микробом), нейтрализовать и уничтожать его. Невосприимчивость человека к повторному заражению некоторыми микробами, после того как он перенес соответствующее инфекционное заболевание, связано именно с тем, что в организме выработались антитела к возбудителю данного инфекционного заболевания, причем эти антитела сохраняются пожизненно, и если в организм повторно попадет данный возбудитель, то антитела его разрушат (например, при дифтерии, коклюше и ряде других инфекций). Как было впервые в середине прошлого столетия показано великим французским ученым Луи Пастором, антитела образуются и в том случае, если в организм вводится убитый или резко ослабленный возбудитель инфекционного процесса, который потерял свои вирулентные (ядовитые) свойства, но сохранилантигенные (т. е. сохранил способность «заставлять» организм вырабатывать антитела). На этом основана вся современная профилактика ряда инфекционных болезней: человеку вводят вакцину (т. е. убитый или резко ослабленный возбудитель), к нему образуются антитела, которые в дальнейшем могут убить и натуральный возбудитель инфекции, если последний попадет в организм человека.

Когда проводится вакцинация, то, как правило, вакцину вводят не однократно,- а несколько раз, чтобы усилить выработку антител и сильнее активировать другие защитно-приспособительные реакции'в организме. Но оказывается, чтобы получить от этого максимальный эффект, надо вводить вакцину повторно в строго определенные сроки. Советским ученым П. Ф. Здро-довским было обнаружено явление, которое он назвал «негативной фазой в накоплении антител». Суть этого явления сводится к тому, что если вводить в организм чужеродный белок в определенные сроки, то вместо подъема титра антител (т. е. вместо усиления защитных процессов в организме) произойдет резкое снижение их количества. Правда, в дальнейшем количество антител вновь значительно увеличится, однако в какой-то период ответ на иммунизаторное воздействие будет минимальным. Более того, рядом исследований было показано, что прерванная, не доведенная до конца иммунизация, может нанести организму весьма серьезный вред: иммунитета (т. е. невосприимчивости к инфекции) не выработается, а аллергизация организма (т. е. способность к развитию извращенной, вредной для организма реакции на данный чужеродный агент) резко возрастет. Именно поэтому разрабатываются наиболее оптимальные (т. е. приносящие максимальный эффект) схемы иммунизации организма, а врачи строго требуют, чтобы раз начатая вакцинация обязательно была бы доведена до конца.

Таким образом, видно, какое большое значение для стимуляции защитно-приспособительных механизмов организма имеет ритм воздействия внешнего фактора, его совпадение с собственными биоритмами организма.

В иммунологии есть еще один яркий пример важности наложения друг на друга эндогенных и экзогенных ритмов. Речь идет о таком явлении, как аллергия.

В конце прошлого столетия, когда успехи в области иммунологии породили настоящую «погоню» за лечебными сыворотками, было отмечено, что в некоторых случаях повторное введение этих сывороток приводило к тому, что развивался какой-то судорожный симптомокомплекс, при котором животные (эти явления, к счастью, наблюдались в эксперименте, а не в клинике) погибали. Однако эти факты не получили должного объяснения, и только в 1902 г. три французских исследователя Рише, Портье и Герикур обнаружили, что при повторном введении собакам ядовитых белков, полученных из щупалец морских животных— актиний, у животных не только не вырабатывается иммунитета к этому яду, но они погибают при симптомах, которые ничего общего с симптомами отравления данным ядом не имеют. Это явление понижения устойчивости организма к чужеродному белку при его повторном введении в организм ученые назвали анафилаксией (от греческих слов: ana — против и phy-laxis — защита). Вначале полагали, что явления анафилаксии развиваются только по отношению к ядовитым белкам, но в 1904 г. русский ученый Г. П. Сахаров открыл явление сывороточной анафилакции, показав, что подобная непереносимость может развиться по отношению к любому чужеродному белку, даже вполне индифферентному для организма. Этими исследованиями было положено начало учению об аллергии — извращенной реактивности организма на чужеродные вещества, учению о патологическом процессе, который в настоящее время является весьма распространенным и проявляющимся в самых различных формах, начиная от банальной крапивницы и кончая бронхиальной астмой.

В задачи настоящей книги не входит разбор механизмов аллергических процессов, поэтому мы хотим лишь подчеркнуть, что в развитии ряда аллергических реакций, и прежде всего анафилактического шока, важную роль играет биоритмика BQS-действия на организм чужеродного белка.

В самом деле. Если мы возьмем морскую свинку и введем, ей чужеродный белок под кожу три раза с интервалами в два дня между инъекциями, то мы не получим никакой анафилаксии, а в сыворотке крови такого животного будут в очень высоком титре определяться антитела к лошадиной сыворотке.

Но если мы однократно введем животному подкожно лошадиную сыворотку, а через двадцать один день сделаем повторную инъекцию, то будем наблюдать быстро развертывающуюся драматическую картину. Буквально через одну-две минуты после инъекции у животного регистрируется сильное двигательное беспокойство, морская свинка начинает чихать, трет лапками.* мордочку, затем вдруг возникают судороги, животное падает и; бок и через две-три минуты погибает. На вскрытии видны ко раздутые легкие, что свидетельствует о том, что у животного произошел сильнейший спазм бронхов — трубочек, по которым 126 воздух проходит в легкие, и животное погибло от нарушений дыхания.

Не правда ли, на первый взгляд странно: та же самая лошадиная сыворотка, то же самое ее количество, а из-за разли' чий в ритме ее воздействия на организм такая разница в исходе.

Роль ритмов воздействия раздражителя на организм можно продемонстрировать и другим примером, связанным также с аллергией.

Большинство иммунологических и аллергических процессов обладает очень высокой специфичностью. Это означает, что эффект, наступающий при повторном введении чужеродного белка, можно вызвать только тем же самым белком. Если первый раз морской свинке ввели лошадиную сыворотку, то анафилактический шок можно вызвать повторным введением только той же самой лошадиной сыворотки. Однако если резко изменить ритм воздействия чужеродных белков на организм, сделать его для организма непривычным, чрезвычайным, то можно добиться эффекта и при иной методике постановки экспериментов.

М. И. Рафики брал в эксперимент кролика и вводил ему чужеродные белки под кожу ежедневнно, но каждый раз меняя белок: сегодня — лошадиную сыворотку, завтра—свиную, послезавтра— 'бычью и т. д. Вид сыворотки никогда не повторялся. И вот после десятой — двенадцатой инъекции у кролика развивался анафилактический шок. В данном случае непосильным для организма оказался ритм антигенного воздействия.

Обратимся теперь в другую область — область кардиологии. Возьмем кролика, переведем его на искусственное дыхание и под наркозом вскроем грудную клетку. Рассечем околосердечную сумку (перикард) и подошьем к поверхности левого желудочка сердца маленький серебряный электрод, соединенный с электрическим стимулятором. Затем запишем у этого кролика электрокардиограмму и убедимся, что сердце сокращается двести пятьдесят раз в минуту (для кролика такой частый сердечный ритм является нормальным). Проделаем в стенке желудочка отверстие, введем в него связанную с электроманометром стеклянную канюлю и будем параллельно с электрокардиограммой регистрировать механическую активность сердца, записывая внут-рижелудочковое давление крови. Затем начнем через электрод, подшитый к поверхности сердца, раздражать его электрическими импульсами с частотой, несколько превышающей естественную частоту сокращения сердца. Мы увидим, что сердце усваи-зает «навязанный» ему искусственный ритм и начинает сокращаться чаще. Еще больше увеличим частоту работы стимулятора. Сердце усвоит и этот ритм. И лишь при значительном учащении искусственного ритма—примерно до 400 раз в минуту— мы увидим, что сердечная мышца этот ритм усваивать перестает. Хотя на электрокардиограмме электрические комплексы появляются в точном соответствии с ритмом раздражения, на кривой давления в полости желудочка мы не регистра руем сокращения в ответ на каждое раздражение: сокращение идет через раз. Наступила так называемая электромеханическая альтернация. На электрокардиограмме имеются комплексы возбуждения в точном соответствии навязываемым сердцу ритмом, так как отдельные волокна сердца даже при частом ритме сохранили способность к возбуждению, но сердце в целом не способно сокращаться так часто, и поэтому каждое второе механическое сокращение выпадает.


Похожие страницы: Глава 6. питание. 4.4.3.0Рганизация этапного лечения и медицинской эвакуации.. Вред от диет.. Три обязательных условия здоровья. Астродиагностика. О мочеиспускании и испражнении.


(c) 2004-2008